Зашита конституционного права на свободу слова. Особенности споров со СМИ

защита прав на свободу слова

Защита конституционного права на свободу слова неоднократно была предметом исследования в КС РФ, были приняты решения о собрани­ях, митингах, демонстрациях, шествиях, а также некоторые особенности соблюдения свободы слова в печатных и иных СМИ, определенные проблемы реализации свободы слова периодически возникают в период выборов различных уровней.

Свобода слова — это гарантированная государством возможность беспрепятственно выражать свое мнение и убеждения по самым раз­личным вопросам общественного, государственного, иного характера посредством устного или печатного слова, на собраниях, митингах, дру­гими средствами. Право свободно выражать свое мнение, как это фор­мулируется в международно-правовых актах, включает свободу придер­живаться своего мнения и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами без какого-либо вмешательст­ва со стороны публичных властей и независимо от государственных гра­ниц (ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Свобода выражения мнения лежит в основе многих других прав и свобод, прежде всего таких, как права на участие в выборах, на петицию, на образование; свободы совести, творчества, и др.

Конституции советского периода гарантировали свободу слова, пе­чати в соответствии с интересами народа и в целях укрепления и раз­вития социалистического строя и ничего не упоминали об интересах самой личности (например, ст. 50 Конституции СССР 1977 г.). Дейст­вующая Конституция РФ не обусловливает свободу слова какими-либо идеологическими или социально-общественными рамками. Напротив, конституционные нормы о свободе слова сформулированы в единстве с конституционными положениями о признании идеологического и по­литического многообразия, недопустимости установления какой бы то ни было идеологии в качестве государственной или обязательной (ст. 13 Конституции РФ).

Свобода слова, выражения своего мнения чрезвычайно важна для ре­ального проявления свободы человека. Но эта свобода не может быть абсолютной, безграничной. Слово как главное средство человеческого общения оказывает сильнейшее воздействие на сознание и поведение людей. Оно может созидать и разрушать, звать к социальному прогрессу и призывать к насилию, обогащать внутренний мир человека и унижать личное достоинство. Этим объективно обусловлена необходимость определенных нравственных и правовых ограничений, связанных с осу­ществлением свободы слова.

В современный период ограничения в этой области установлены как на международно-правовом, так и на национальном уровнях.

Международно-правовые стандарты, направленные против зло­употреблений свободой слова, информации, выражения своего мнения, определены, например, в п. 3 ст. 19 Международного пакта о граждан­ских и политических правах, ст. 29 Всеобщей декларации прав человека и др. Наиболее развернуто ограничения сформулированы в п. 2 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, который гла­сит: «осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответст­венность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах нацио­нальной безопасности, территориальной целостности или обществен­ного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения" разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».

Вопросы особенностей споров со СМИ являлись предметом положе­ний постановления Пленума ВС РФ от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации "О средствах мас­совой информации"».

Как следует из положений указанного постановления, Конститу­ция РФ устанавливает запрет на пропаганду и агитацию, возбуждаю­щие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а также на пропаганду социального, расового, национально­го, религиозного или языкового превосходства (ст. 29). Законом РФ «О средствах массовой информации» установлен запрет на злоупотреб­ление свободой массовой информации.

При применении законодательства, регулирующего вопросы свобо­ды слова и свободы массовой информации, судам необходимо обеспе­чивать баланс между правами и свободами, гарантированными ст. 29 Конституции РФ, с одной стороны, и иными правами и свободами человека и гражданина, а также охраняемыми Конституцией РФ цен­ностями — с другой.

При разрешении дел, связанных с деятельностью средств массовой информации, необходимо принимать во внимание, что осуществление свободы выражения мнений и свободы массовой информации налагает особые обязанности, особую ответственность и может быть сопряжено с ограничениями, установленными законом и необходимыми в демокра­тическом обществе для уважения прав и репутации других лиц, охраны государственной безопасности и общественного порядка, предотвраще­ния беспорядков и преступлений, охраны здоровья и нравственности, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденци­ально, обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия (ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 19 и ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 Конвенции о за­щите прав человека и основных свобод, ст. 29 и 55 Конституции РФ).

Исходя из положений ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой ин­формации», периодическим распространением массовой информации является распространение не реже одного раза в год совокупности сооб­щений и материалов, предназначенной для неограниченного круга лиц. Под средством массовой информации понимается форма периодическо­го распространения массовой информации, в том числе периодическое печатное издание, радио- и телепрограмма.

С учетом этого само по себе СМИ не может иметь каких-либо прав и обязанностей и, соответственно, не является лицом, участвующим в деле (ст. 34 ГПК).

В силу Закона РФ «О средствах массовой информации» для осу­ществления редакцией производства и выпуска СМИ необходима государственная регистрация СМИ. Исключение составляют перечи­сленные в ст. 12 этого Закона случаи освобождения СМИ от государст­венной регистрации.

Если при разрешении дела о защите прав и свобод гражданина будет установлено, что эти права и свободы нарушены при распространении сообщений и материалов в СМИ, которое в нарушение требований Закона РФ «О средствах массовой информации» не прошло государст­венную регистрацию, то суд вправе обязать ответчика за свой счет дать опровержение или оплатить публикацию ответа истца в другом СМИ.

При рассмотрении дел, связанных с распространением массовой ин­формации через телекоммуникационные сети (в том числе через сайты в сети Интернет), судам необходимо иметь в виду, что положения ч. 2 ст. 24 Закона РФ «О средствах массовой информации» распространяют на эти случаи только установленные данным Законом правила в отно­шении радио- и телепрограмм. В частности, это означает, что к сайтам в сети Интернет не применяются правила распространения рекламы в теле- и радиопрограммах, установленные Федеральным законом «О рекламе». Вместе с тем общие правила распространения рекламы в СМИ, установленные этим Законом, подлежат применению к сайтам в сети Интернет, зарегистрированным в качестве СМИ, с учетом осо­бенностей распространения информации через такие сети.

По делам, связанным с распространением сведений через телеком­муникационные сети, не исключается возможность обеспечения дока­зательств судьей, поскольку круг доказательств, которые могут быть обеспечены, законом не ограничен (ст. 64—66 ГПК). Вопрос о необхо­димости обеспечения доказательств разрешается с учетом указанных в соответствующем заявлении сведений, в том числе сведений о содер­жании рассматриваемого дела, о доказательствах, которые необходимо обеспечить, об обстоятельствах, для подтверждения которых необхо­димы эти доказательства, а также о причинах, побудивших заявителя обратиться с просьбой об обеспечении доказательств (ч. 1 ст. 65 ГПК).

В Случаях, не терпящих отлагательства, при подготовке дела к су­дебному разбирательству, а также при разбирательстве дела суд (судья) согласно п. 10 ч. 1 ст. 150 и ст. 184 ГПК вправе произвести осмотр до­казательств на месте (в частности, просмотреть размещенную на опре­деленном ресурсе телекоммуникационной сети информацию в режиме реального времени). Осмотр и исследование доказательств производят­ся в порядке, предусмотренном ст. 58,184 ГПК: с извещением участву­ющих в деле лиц, с фиксированием результатов осмотра в протоколе, с вызовом в необходимых случаях свидетелей, специалистов и т.д.

При разрешении дел, касающихся сбора информации, необходи­мо иметь в виду, что выбор законного способа поиска информации осуществляется журналистом и редакцией самостоятельно, за исклю­чением случаев, прямо предусмотренных федеральными законами (например, ч. 4 ст. 4 Закона РФ «О средствах массовой информации», п. «б» ст. 12 Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении», подп. 14 п. 2 ст. 7 Федерального конституционного закона «О военном положении»).

Учитывая, что гласность правосудия предполагает необходимость широкого информирования общественности о деятельности судов, су­дам следует стремиться к более полному использованию потенциала СМИ для объективного, достоверного и оперативного информирова­ния пользователей информации о деятельности судов.

Официальным представителем суда, осуществляющим взаимодейст­вие с редакциями СМИ, является председатель суда или должностное лицо, уполномоченное председателем суда (ч. 1 ст. 22 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации»). Кроме того, в целях взаимодействия с ре­дакциями средств массовой информации суды (за исключением район­ных судов, гарнизонных военных судов, мировых судей) могут опреде­лить в своих аппаратах соответствующие структурные подразделения (ч. 3 ст. 22 названного Закона).

Судам при предоставлении информации об их деятельности необхо­димо соблюдать требования действующего законодательства о порядке, форме и сроках предоставления такой информации. При этом следует иметь в виду, что в соответствии с п. 2 ст. 10 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» судья не обязан давать каких-либо объяснений (в том числе и представителям средств массовой информа­ции) по существу рассмотренных или* находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и в порядке, предусмотренных процессуальным законом.

Пунктом 5 ч. 1 ст. 49 Закона РФ «О средствах массовой информа­ции» предусмотрен запрет на распространение в СМИ сведений о лич­ной жизни граждан, если от них самих или от их законных представи­телей не было получено на то согласие, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов. Пункт 2 ч. 1 ст. 50 названого Закона допускает распространение сообщений и материа­лов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посто­ронних лиц.

Статья 152.1 ГК указывает, что обнародование и дальнейшее исполь­зование изображения гражданина допускаются только с согласия этого гражданина. Такого согласия не требуется, в частности, когда использо­вание изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах.

К общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнару­жении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде.

Судам необходимо проводить разграничение между сообщением о фактах (даже весьма спорных), способным оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не зани­мающегося какой-либо публичной деятельностью. В то время как в пер­вом случае СМИ выполняют общественный долг в деле информирова­ния граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае такой роли они не играют.

Злоупотребление свободой массовой информации (ст. 4 Закона РФ «О средствах массовой информации») влечет в том числе вынесение уполномоченным органом или должностным лицом предупреждения в отношении учредителя (соучредителей) СМИ, его редакции (главного редактора), а также прекращение судом деятельности средства массовой информации (ст. 16 Закона РФ «О средствах массовой информации», ст. 8 и 11 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности»).

При разрешении дел, касающихся злоупотребления свободой массо­вой информации, положения ст. 4 Закона РФ «О средствах массовой информации» необходимо применять в совокупности с иными феде­ральными законами, регулирующими определенные общественные отношения: «О противодействии терроризму», «О противодействии экстремистской деятельности», «О наркотических средствах и психо­тропных веществах» и др.

Если распространением в СМИ сведений были нарушены личные неимущественные права либо другие нематериальные блага лица и ему

был причинен моральный вред (физические или нравственные страдания), то это лицо вправе требовать компенсации данного вреда (ст. 151 1099 ГК). При этом в соответствии с п. 3 ст. 1099 ГК компенсация мо­рального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмеще­нию имущественного вреда.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в денеж­ном выражении и подлежит взысканию в пользу истца (п. 1 ст. 1101 ГК).

Компенсация морального вреда должна отвечать цели, для достиже­ния которой она установлена законом, — компенсировать потерпевшему перенесенные им физические или нравственные страдания (ст. 151 ГК). Использование права на компенсацию морального вреда в иных целях, в частности для создания ситуации, при которой фактически ограничи­вается право каждого на свободу выражать свое мнение, включая свобо­ду придерживаться своего мнения, свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публич­ных властей, не допускается (ст. 29 Конституции РФ, ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 10 ГК).

Судам следует иметь в виду, что сумма компенсации морального вре­да должна быть разумной и справедливой (п. 2 ст. 1101 ГК) и не вести к нарушению свободы массовой информации.

Требования разумности и справедливости должны действовать так­же при определении суммы компенсации морального вреда, подлежа­щей взысканию с политических, общественных деятелей и должност­ных лиц.

Поделитесь интересным материалом с друзьями!
 
 

Получайте статьи на почту

 

 

 

Рекомендуем прочитать:

No comments found

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*